Stella (donna_stella) wrote,
Stella
donna_stella

Обещанный псто

Итак, как уже знают мои взаимные френды, а теперь узнают и все остальные – я уволилась из школы.
Обещала написать, почему, и выполняю обещанное.
Я не хочу скатываться сейчас в обсасывание судеб народного образования, нет. Хотя знаю, что скачусь, но потом. А пока я хочу и буду писать о людях.


Собственно категорий людей в учебном процессе четыре -  дети, их родители, учителя и администрация школы. Я сейчас попробую разобраться, что творится в голове у представителей каждой из них.  
Итак, дети. Дети маленькие и дети большие. Даже если опустить благословенный пубертат и связанные с ним веселые вещи, приходится признать – мало кто из детей хочет учиться в силу морального закона внутри. А хочет среднестатистический ребенок от бегать, прыгать и хихикать до пить, курить, играть на компе и ругаться матом. То есть учиться он периодически тоже учится, но все больше и больше разрастается требование «сделай мне интересно». А интересно бывает не всегда.
Родители. Помоложе и постарше, доброжелательные и не очень, пофигисты и не сильно. Фанатов, которые с младых ногтей развивают своего ребенка, учат его читать, писать, считать и тыкать фигурки в положенные гнезда, тоже очень мало. Еще меньше, чем детей, умеющих и желающих учиться – ведь не всем удается детей учиться научить. В большинстве своем это (и во многих случаях справедливо) ожидается от школы. В неадекватном меньшинстве остаются люди, которые считают – сдал ребенка, вот и учите, и долбитесь сами, а я дома буду вести себя. как привык, тем самым перехеривая все то, что вы сделали в школе. И страшно то, что меньшинство данное разрастается. У меня перед глазами живой пример двоюродной сестры, у которой есть сын – милый, умный, услужливый мальчик, у которого почему-то нет друзей и которого не любят учителя. А те в Изумрудном городе не живут, очков не носят и видят жирного хамовитого ушлепка, который не способен правильно расставить запятые в предложении и искренне уверен, что квадратный корень – это подземный орган кактуса, растущего в кубике. Мне кажется, что в родительстве всегда были свои… модные тенденции, что ли. И та, которая доминирует сейчас, со слингами, ГВ до нескольких лет, нарочитой естественностью, отказом от прививок и прочим, меня пугает. Хотелось бы посмотреть на учеников лет так через десять… и не хотелось бы.
Учителя. Не секрет, что эта профессия – последнее, что рассматривают в качестве варианта выпускники ВУЗов. Лично я по этому поводу превратилась в факультетскую легенду – сама. добровольно, с престижной кафедры, бла-бла… Но не суть. Важен тот факт, что процент людей, недовольных своей работой, здесь а) больше. чем во многих других сферах и б) – имеет более катастрофические последствия. Потому что тут – дети. Живые. ИЧСХ, неизвестно еще, не перепаханные ли уже дома – ибо никто, никто так не может испортить жизнь ребенку, как его родители. При этом учитываем, что учитель, кроме непосредственно учительской работы, выполняет еще и кучу дополнительной. И вряд ли, честно говоря, нужной. А доплаты за это в 99% случаев не получает. Я далека от того, чтобы мазать быших коллег тоннами белой краски, в конце концов каждый из них волен уйти в любой момент – но есть еще один крохотный нюанс. Этим людям очень часто некуда пойти. Их никто не ждет. Они больше ничего не умеют, кроме как учить – да и это зачастую умеют плохо. Я не знаю, почему, как такое вообще могло случиться – но работа в школе, когда она не сильно любима, невероятно, катастрофически отупляет. Как в моральном, так и в интеллектуальном плане. Если за три с половиной года она ухитрилась надкусить, в общем-то, не самого слабого чгкшника, то… В общем, не удивляйся, Лена, учительнице – ей просто глобально ничего НЕ НАДО. Итого, ты работаешь, получаешь мизерные деньги, через некоторое время у тебя толком не стает профессии, а еще через некоторое – возможности и желания что-то менять. Страшно? Страшно. И ты начинаешь отыгрываться на тех, кто довел тебя до жизни такой. А проще всего из этих категорий отыграться на детях.
Ну и, наконец, дирекция. Если школа государственная, то наших доблестных руководителей долбят всякие районо, облоно и прочее оно, придавая им нехилое количество внутренней энергии, которое по всем законам физики переходит дальше – на учителей, и дальше, и дальше… Ежели школа частная – импульс впендюривают клиенты, то есть родители. С тем же самым, в общем, результатом.
Теперь лично обо мне. Я надеюсь, что была хорошим учителем. Хотела и умела учить. Ради этого свалила из научной лаборатории, обеспечив себе статус городской сумасшедшей. Пришла в частную школу (учтите, не в государственную – туда бы я так легко не попала). Меня часто спрашивают, не из-за богатеньких ли деток я ушла. Нифига. Большинство из них, вырастя, в общем-то, в небедных семьях, ухитрялись как-то так сделать, чтобы ты об этом тут же забыл. Так вот, я пришла в школу и стала учить. И с каждым годом все сильнее замечала вот это охватившее все и вся глобальное НЕ НАДО. Никому не надо. Ничего. В конце концов и мне стало не надо.
Два звонка прозвенели почти одновременно. Первый – звоном немногочисленных монет, второй – затронутых нервов. Во-первых, мне не за что было купить подарок друзьям, живущим в России. Во-вторых – я резко поняла, что ненавижу большинство своих учеников.
Ненависть, кстати. Ну, мягче – антипатия. В этом, как и во многих других чувствах, принято учителю отказывать. Ибо он должен быть справедлив и никого не выделять. Чушь. Учитель – человек. И, люди, не удивляйтесь тому. что, например, вашего ребенка он не любит. А другого – любит. Или наоборот. Это в человеческой природе. Другое дело, что для реализации своей ненависти у учителя элементарно больше средств. И уж применять их – действительно последнее дело. Я и дальше так думаю. Потому и ушла. Так честнее.
Ну а теперь о судьбах.
Система, доставшаяся нам в наследство, уже категорически не подходит ни одной из четырех вышеперечисленных категорий. Ващеникак. Зато она подходит тем, кто решает и не хочет ничего менять. В организации, в контроле, в оплате труда той же. Поэтому пока что-то не поменяется – школа будет выдавливать лучшее, что у нее есть. Отторгать, как долго голодавший организм – свежую питательную пищу. А пока за такую работу не будут достойно платить – на ней будут оставаться только те, кому пойти больше некуда. Нет, есть люди, которым есть куда, но они не уходят. Хорошие люди, лучшие, наверное, чем я. Жертвенные. Ложащиеся грудью на амбразуру. Вот только долго ли, при таком-то режиме..?
Еще одно, специально для Лены, в контексте упомянутого выше ее поста. Когда я училась в лицее, у нас были отдельно учителя, а отдельно – воспитатели. Последние и занимались воспитанием и ловлей злостных нарушителей по туалетам, давая возможность учителю – учить. Ибо дело даже не в том, что учитель – не богиня Кали, а в том, что если давать слищком много заданий – человек ни с одним не справится хорошо.
В общем, написала кучу, так и не сказав всего, что хотела. Ускользает. Спрашивайте, м?

UPD На всякий случай убедительно прошу не ставить ссылку на этот пост на внешних ресурсах. На это у меня причина есть (с) :)
Tags: (м)ученики, (м)учителЯ, нЕгатив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments